Однажды, в лаборатории, наблюдая гусениц золотистого шелкопряда (Porthesia chrysorrhea), заключенных для опыта в трубку, Леб решил, что столкнулся с таким фактом. Солнечные лучи падали на закрытый конец трубки, который очень сильно нагрелся.

jQuery Mobile Framework

многим биологам и сегодня. Проблемой, которая, по его собственному признанию, «бросала его в жар», была проблема свободы — архаический призрак, который должен был быть навсегда изгнан научным заклинанием. Надо было прежде всего доказать, что мы являемся игрушкой слепых импульсов, автоматических и соединяющихся друг с другом, как атомы, по воле случая. Если бы мы знали законы, которыми определяются как их формирование, так и их сочетание, мы могли бы предсказать определенный вид поведения с такой же точностью, как какое-нибудь физическое явление. Само человеческое поведение больше не было бы для нас загадкой, потому что оно развертывается по законам, столь же необходимым и неизбежным, как и поведение всякого другого живого существа.

Да простится мне здесь довольно насмешливое соображение; но я нахожу весьма забавным зрелище какого-цибудь биолога или философа, изо всех сил пытающегося убедить в чем бы то ни было своих коллег, в то время как его основное положение заключается именно в утверждении того, что убеждения, как и поведение, являются Следствием необходимых сочетаний атомов, в которых ничего нельзя изменить!

Однако довольно полемики.

Где мне найти, спрашивал себя Леб, первый атом поведения, факт, возможно более простой и удобный для понимания, при помощи которого я воссоздам все другие?

Однажды, в лаборатории, наблюдая гусениц золотистого шелкопряда (Porthesia chrysorrhea), заключенных для опыта в трубку, Леб решил, что столкнулся с таким фактом. Солнечные лучи падали на закрытый конец трубки, который очень сильно нагрелся. Гусеницы ползли от открытого конца, автоматически и, можно сказать, тупо направляясь к закрытому, где их убивали солнечные лучи. «Световой луч, как бы нанизывал их на свое острие»,— пишет Леб. Когда несколько других поставленных им опытов показали неотвратимый характер этих «тропиз-мов», Леб уверил себя, что нашел столь желанный атом и принялся устанавливать догматы. Это был превосходный наблюдатель, и он совершенно справедливо отметил, что под действием светового луча поведение «фотопозитивного» животного может быть разделено на две -ф^зы: во-цервых, ориентация по направлению к свету,

 

 

 

%pages%