Опыт Г р и з о н а. Но действительность еще сложнее. Помнится, как-то вечером один из моих друзей, Гри-зон, в то время работавший, как и я, в Эволюционной лаборатории биологического факультета, пригласил меня понаблюдать вместе с ним за одним из ряда вон выходящим явлением.

jQuery Mobile Framework

мгновенной. Какова же должна быть природа этого столь пластичного нервно-мышечного механизма, приспосабливающегося к условиям, совершенно невероятным, до этого никогда не встречавшимся? Исследуя такой простой поступок насекомого — его движение к свету, мы почти вплотную подходим к наболевшей физиологической и, быть может, философской проблеме.

Опыт Г р и з о н а. Но действительность еще сложнее. Помнится, как-то вечером один из моих друзей, Гри-зон, в то время работавший, как и я, в Эволюционной лаборатории биологического факультета, пригласил меня понаблюдать вместе с ним за одним из ряда вон выходящим явлением. Мы находились в «комнате тропизмов», целиком выкрашенной в черный цвет, перед столом, освещенным мощным прожектором с параллельными лучами. Слышно было только приглушенное, гудение самопишущего прибора и поскрипывание парового термостата позади нас.

На столе в световом луче двигался колорадский жук. Он двигался вперед с той абсолютной точностью, которая делает его идеальным объектом для изучения тропизмов. Но Гризон заранее поместил на его пути препятствие в виде пластинки из прозрачной пластмассы. Колорадский жук, продвигаясь по прямой линии к источнику овета, не мог не наткнуться на нее. После бесконечных ощупываний и многочисленных блужданий взад и вперед вдоль пластинки насекомое находит, наконец, край и продолжает свое прерванное продвижение к свету. Едва жук подошел к прожектору, как Гризон снова взял его и вновь поставил в начало дорожки. На этот раз, после встречи с препятствием,ощупывания возобновились, но, как мне показалось, были менее продолжительны. Гризон повторил этот опыт с тем же насекомым несколько раз. Но еще до десятого раза я понял: ощупывания почти прекратились; а мы удивленно переглядывались. Колорадский жук теперь уверенно поворачивал в сторону, как только его антенны касались пластинки, и почти тотчас же находил ее край: это было настоящее обучение.

Сейчас мы увидим всю сложность этого понятия. Но нам уже стало ясно, что в тропизме такой, по-внди-мости, простой акт требует признания роли памяти, приспособления к преодолению препятствий. Мало-помалу мы вынуждены признать, что действиям животного, движу-

 

 

 

%pages%