Полевая аммофила, как и вообще все аммофилы, парализует гусениц и складывает их в свою норку, где они будут служить пищей для личинки.

jQuery Mobile Framework

наблюдение, с неистощимым терпением ведущееся долгие годы!

Полевая аммофила, как и вообще все аммофилы, парализует гусениц и складывает их в свою норку, где они будут служить пищей для личинки. Приемы ловли гусениц заслуживают тогб, чтобы йа них остановиться. Все знают вышедшее из-под пера Фабра знаменитое описание осы, которая, ужалив один за другим три ганглия грудной полости (когда противником является перепончатокрылое насекомое, грабитель прямокрылых), парализует таким образом все три пары ножек и облегчает себе переноску добычи. Фабр восхищается хирургической точностью уколов, так как оса, не колеблясь, вонзает жало как раз именно в ту зону, которая расположена над нужным ганглием.

Значительно позже Рабо, ненавидевший Фабра, возобновляет наблюдения над аммофилой и обнаруживает нечто прямо противоположное тому, что когда-то открыл сариньянский отшельник. Аммофила сражается с саранчой и вонзает жало куда попало. Это подлинное избиение, и длится оно до тех пор, пока полумертвая, отравленная осиным ядом саранча, не перестает оказывать сопротивление. Все вульгарные механицисты 30-х годов возликовали, им не хватало язвительных слов для осмеяния Фабра.

Но проходит лет десять, и за изучение аммофилы берется Молитор, подошедший к этой проблеме без всякой предвзятости, не с механистических и не с идеалистических позиций. Вот что он установил: сначала все события идут так, как излагает Рабо. В жестокой схватке с саранчой оса жалит куда придется. Но как только противник устанет, в ход пускаются приемы, описанные Фабром.

Аммофила, вплотную прижав брюшко к брюшку своей жертвы, старается лишить подвижности ее ножки, сжимая их своими. Как только ей это удается, она выгибает брюшко и с абсолютной точностью вонзает жало в три ганглия грудной полости. Таким образом, Рабо наблюдал начало процесса, а Фабр — его конец.

И у того, и у другого заранее сложилось свое, у каждого противоположное, предвзятое мнение, и это помешало им увидеть истинное положение вещей.

Как мы видим, изрекая истины, в особенности в состоянии полемического задора, следует быть чрезвычайно

 

 

 

%pages%