Так, например, крысы обучаются лучше, если предоставить им больше времени для отдыха между прохождениями лабиринта (обучение «растянутое»в противоположность обучению «сосредоточенному»

jQuery Mobile Framework

памяти крысы, ее сообразительности, способности реагировать и т. д.

Так, например, крысы обучаются лучше, если предоставить им больше времени для отдыха между прохождениями лабиринта (обучение «растянутое»в противоположность обучению «сосредоточенному»).То же, к слову, наблюдается у человека при заучивании ряда не имеющих значения слогов. Следовательно, варьируя время отдыха и ведя счет ошибок, совершаемых в лабиринте, можно все лучше и лучше познавать законы запоминания. С другой стороны, сделаем так, чтобы крыса в то время, как она мирно проходит по лабиринту, услышала, например, резкий свисток. Ее возбуждение сразу же скажется на подъеме кривой ошибок, которая будет очень медленно опускаться до уровня кривой ошибок, совершаемых контрольными животными. Кривая отразит возбудимость крысы. И так как мы получаем в ней критерий оценки,-то очень заманчиво попробовать давать свисток в начале или в конце обучения, варьировать интенсивность свистка, давать несколько свистков подряд и т. д.

Техника лабиринта помогла продвинуться в еще неразведанные области физиологического изучения возбудимости. Наконец, в тот момент, когда обучение уже очень продвинулось вперед, изменим условия задачи, то есть изменим в одном пункте установки порядок и расположение тупиков. Крыса должна будет реорганизовать весь свой прошлый опыт. При этом мы станем свидетелями ее «гипотез» или попыток преодолеть новую трудность. Но разве эта реорганизация прошлого опыта для приведения его в соответствие с настоящим не является одной из важнейших функций «ума», как бы ни был неудачен этот термин? Или, быть м9жет, реорганизация поведения оказывается легче в лабиринте? В какой же именно момент обучения? Нельзя ли так осложнить задачу, чтобы только некоторые особи могли ее преодолеть,— тогда мы полу- Чили бы возможность отобрать самых «умных».

Одним словом, лабиринт— это настоящий микроскоп, в который можно наблюдать целый мир явлений, стоит лишь навести его на интересующую вас область.

И если бы мы, вместо того, чтобы ограничить свои опыты белой крысой, как это сделали, утратив чувство меры, американцы, провели с помощью той же техники сравнение между различными видами и отрядами животных,

 

 

 

%pages%