Одна трудность все же имеется: движение на муравьиных тропах очень сильно, и муравьи уходят и возвращаются густым потоком. Это должно нарушать точность ориентира. Но есть и кое-что посерьезнее: муравьиные тропы, как мы это сейчас увидим, чрезвычайно длинны, они могут уходить от муравейника на 50 или 100 метров и больше и образовывать сложную сеть, карты которой были составлены английскими учеными.

jQuery Mobile Framework

Каким, однако, образом может указать им то или иное направление простой пахучий след? Можно, подобно ста,-рым исследователям, предположить, что рабочие муравьи, выходящие из гнезда, уносят на ногах характерный запах, который по мере удаления от него слабеет. Один из старых биологов даже прибег к такому сравнению: множество людей находится в доме, пол которого посыпан красным мелком. Вполне очевидно, что люди, удаляющиеся от дома, уносят на подошвах достаточно красной пыли, чтобы четко отметить ею подступы к дому. Естественно, что с удалением от дома красный цвет почвы должен постепенно слабеть. Таким образом, каждый обитатель дома мог бы вновь найти дом, отыскивая участки, все сильнее окрашенные в красный цвет.

Заменим «цвет» «запахом» и мы получим гипотезу, в которой нет ничего нелепого и которую, казалось, легко применить к муравьям. Одна трудность все же имеется: движение на муравьиных тропах очень сильно, и муравьи уходят и возвращаются густым потоком. Это должно нарушать точность ориентира. Но есть и кое-что посерьезнее: муравьиные тропы, как мы это сейчас увидим, чрезвычайно длинны, они могут уходить от муравейника на 50 или 100 метров и больше и образовывать сложную сеть, карты которой были составлены английскими учеными. Как же считать, чтобы на таком расстоянии от предполагаемого пахучего источника мог действовать ориентир для определения направления?

Другие ученые настаивают на том, что каждый «микрослед», оставляемый ногой муравья, поляризован. В нем, по мнению этих ученых, различаются передний и задний край, опознаваемые обонятельными органами или хемо-рецепторами лапок. Таким, якобы, образом направление может быть в любую минуту легко найдено. Едва ли нужно еще раз напоминать, что муравьи, прибывающие в муравейник, и муравьи, уходящие из него, ежеминутно смешиваются. Как же отыскать в такой путанице хоть какую-нибудь поляризацию следов?

Верный своей теории «топохимического обоняния», Форель утверждает, что муравьи (и многие другие насекомые) воспринимают «форму запахов»: удлиненный запах былинки, округлый аромат лесного орех$ и т. д.... По теории Фореля, по левой и по правой сторонам тропы должен находиться ряд характерных топохимических вех,

 

 

 

%pages%