Бетэ вынашивал гипотезу об ориентированном запахе, и его предвзятая идея стала между ним и фактами. Он слишком доверял самому себе, он не сумел видеть. Запах не ориентирован, и муравьи восприимчивы только к разрыву, даже ничтожному, пахучей полоски, образованной бесчисленными отпечатками их ног.

jQuery Mobile Framework

и прекратятся нескончаемые его ощупывания. Наконец, и это сделано.

В тот момент, когда сделаны приготовления к тому, чтобы повернуть диск на 180 градусов, я не променял бы своего места и на целое царство. Но вот диск повернут, «направление запаха» изменено на обратное. О, радость! Муравьи не проявляют ни малейшего замешательства!

Итак, Бетэ ошибся, как это очень часто случается в биологии. Бетэ вынашивал гипотезу об ориентированном запахе, и его предвзятая идея стала между ним и фактами. Он слишком доверял самому себе, он не сумел видеть. Запах не ориентирован, и муравьи восприимчивы только к разрыву, даже ничтожному, пахучей полоски, образованной бесчисленными отпечатками их ног.

Значит ли это, что теперь все стало ясно? Вовсе нет. Таков закон науки: едва разрешается одна какая-либо проблема, возникает бесконечное множество новых.

В самом деле, если запах вовсе не является для муравьев указателем направления, то как они отличают дорогу к муравейнику и от него? Но прежде всего выясним, действительно ли они ее отличают? Я беру муравьев, идущих в гнездо, с тропы и помещаю их на метр дальше; головой к гнезду или в обратном направлении. Каждый раз они пускаются в путь как слепые, в том направлении, которое я для них предопределил, и сохраняют его на расстоянии больше метра, пока я слежу за ними. Дальше я теряю их из виду.

Таким образом, я заставляю муравьев-грузчиков с тяжелой ношей уходить прочь от гнезда, а рабочих муравьев, идущих за кормом, преждевременно возвращаться в него.

Получается, что тропа, в самом деле, подобна рельсам, которые определяют путь вагонов, но не направление движения. Дойдя до конца тропы всегда приводящей к источнику добываемого корма, и вдосталь набрав его в запас, муравьи, что совершенно естественно, возвращаются по «рельсам», которые приводят их обратно в гнездо.

Вот простое объяснение, которое меня почти не удовлетворяет именно потому, что оно слишком просто. Разве не зарегистрировано большое количество фактов, которые со всей очевидностью доказывают возможность восприя^ тия нервным механизмом всегда сложной обстановки и его способность к самым разнообразным замещениям и

 

 

 

%pages%