Я знал, что профессор Рабо из Института Пастера занимался разведением саранчи, и отправился к нему. В глубине его лаборатории, в маленьком садке, вяло шевелилось 12 живых и здоровых насекомых. Мне была вручена пара, одна единственная!

jQuery Mobile Framework

•единиться только в момент копуляции. Всякий остаток стадности у родителей влек за собой остаточную стадную пигментацию у потомства. Наконец, еще раньше я обнаружил в покрове тела саранчи некий коричневый пигмент, принадлежащий к группе омматинов. Этот пигмент отсутствует у особей одиночной формы, но имеется в изобилии у саранчи стадной формы, что позволило мне провести нечто вроде биохимического анализа фаз...

Мне казалось по временам, что я приближаюсь к цели. Но тут разразилась война...

С тяжелым сердцем расставался я со своей саранчой. Я знал, что продолжить мои опыты никто не может, потому что работал я всегда один. Уже видеть решение волнующей биологической проблемы и оказаться заточенным как в тюрьму, среди ненужных и нелепых обязанностей военной жизни. Было от чего прийти в ярость.

Во время беспорядочного отступления я попал в плен гно из лагеря военнопленных мне удалось бежать. Столько французов пережили подобные злоключения, что о них не стоит и упоминать. Но люди науки поймут меня, если я скажу, что по возвращении в Париж моей первой мыслью была мысль о саранче. Я нашел все свое оборудование на чердаке в беспорядке, но в хорошем состоянии: в некоторых садках еще оставались застывшие трупики саранчи.

Я знал, что профессор Рабо из Института Пастера занимался разведением саранчи, и отправился к нему. В глубине его лаборатории, в маленьком садке, вяло шевелилось 12 живых и здоровых насекомых. Мне была вручена пара, одна единственная! Я едва верил своему счастью, потому что тогда сношения с Северной Африкой были невозможны, и не было бы никакой надежды раньше чем через многие месяцы или даже годы вновь увидеть дорогую моему сердцу странствующую саранчу...

Можете себе представить заботы, которыми я окружил эту единственную пару. Когда началась копуляция, которая у саранчи продолжается часами, я ног под собой не чуял от радости. А когда самка стала вырывать в песке своего садка норку для кладки яиц, у меня буквально дух захватило. Наконец, месяцем позднее, вылупились 50 личинок (все они были черными), и стало ясно, что победа за мной. Вскоре разведение саранчи было в полном разгаре, и я, в зависимости от желания, получал ее в одиночной или в стадной форме.

 

 

 

%pages%