Я стал даже понимать, почему мои результаты так отличались от результатов Хусейна! Его саранча, активность которой искусственно возбуждали, была заключена в цилиндры из металлической сетки, то есть прозрачные,помещенные рядом на одной и той же оси.

jQuery Mobile Framework

она мне.— Да ведь это вид ее собратьев заставляет вашу саранчу изменять окраску; об этом убедительно говорят все ваши опыты».

Эта гипотеза сначала показалась мне такой дерзкой, что я энергично стал ее опровергать. Тогда она была слишком рискованной, это теперь мы стали храбрее. Но что говорить! Я, в конце концов, сдался. В самом деле, это была единственная возможная гипотеза. Она объясняла, почему саранча, изолированная под стеклянным колпачком, находящимся среди других особей ее вида, принимала стадную форму, и почему она оставалась одиночной, когда этот же опыт повторяли в темноте...

Но тогда почему одиночные особи, соединенные в темноте, но беспрепятственно оставленные в этом положении, все же принимали стадную окраску? Дело в том, что в этом случае регистр других возбуждений, возможно — осязательных, занимал место зрения и мог полностью его заместить; в психологии животных мы ?теперь имеем не один пример аналогичной перемены регистров.

Я стал даже понимать, почему мои результаты так отличались от результатов Хусейна! Его саранча, активность которой искусственно возбуждали, была заключена в цилиндры из металлической сетки, то есть прозрачные,помещенные рядом на одной и той же оси. Одним словом, насекомые видели друг друга. А в моем приспособлении видеть друг друга им не позволяли деревянные трубочки, так что насекомые были подвергнуты воздействию одного только стимула — активности; воздействие же дополнительных зрительных стимулов здесь не имело места. Увеличение активности было только следствием,а не причинойявлений, связанных с переходом в стадную форму. Но зрительные стимулы должны были достигнуть какого-то определенного порога, прежде чем вызвать изменения пигментации; вот почему насекомые, помещенные в слишком большой садок, где у них мало шансов встретиться друг с другом, сохраняют одиночную форму.

С другой стороны, не обязательно, чтобы стимулы стадной формы действовали все время. В самом деле, я констатировал, что соединение одиночных особей в течение одного дня из трех или четырех достаточно для того, чтобы на них появилось облачение стадной саранчи.

Специфичны ли зрительные стимулы? Чтобы узнать это, я повторил старый и очень поучительный опыт Фаб-

 

 

 

%pages%