совсем не помнят об опасности добычи с отпугивающими признаками и пожирают ос так же, как пчел и колорадских жуков. Но Мак-Ати сам отмечает, что при этом у них бывает не такой уж довольный вид. Котт продолжил эти опыты в большем масштабе, что позволило ему выяснить суть отвращения к отпугивающим насекомым. Это отвращение не врожденное, а приобретенное.

jQuery Mobile Framework

совсем не помнят об опасности добычи с отпугивающими признаками и пожирают ос так же, как пчел и колорадских жуков. Но Мак-Ати сам отмечает, что при этом у них бывает не такой уж довольный вид. Котт продолжил эти опыты в большем масштабе, что позволило ему выяснить суть отвращения к отпугивающим насекомым. Это отвращение не врожденное, а приобретенное.

Как х и щ ни ки избегают опасной до- б ы ч и. Опыт Котта на жабах особенно поучителен, поскольку он выявляет возможности обучения у того вида, который совсем не выглядел одаренным в этом отношении. Котт очень живо описывает поведение жабы при виде роя. Экспериментатор выбрал именно пчел, насекомых, способных быстро ознакомить слишком доверчивых жаб со всеми неприятностями, которые влечет за собой излишняя прожорливость. Итак, наша жаба, с горящим от жадности взором, подбирается к пчелам, брюшко ее слегка приподнято над землей, она осторожно переставляет свои коротенькие ножки, не сводя глаз (эти животные охотятся с помощью зрения) с черных жужжащих точек, должно быть, очень вкусных. Внезапно она вытягивает язычок и быстрым, почти неуловимым движением хватает одну пчелу, потом другую. Но проглотить их, кажется, нелегко? Еще бы: пчела, конечно, оставила свое жало в ее гортани, и жаба меняется на глазах: она сильно приуныла, брюшко ее волочится по земле, и она, как бы обессилев, с закрытыми глазами, сидит на площадке перед ульем. Стоит какой-нибудь пчелке подползти к ней, и жаба отпрянет, сделает скачок, и вскоре окажется далеко от улья. Тридцать три жабы были по одиночке изучены таким образом в течение нескольких дней. Котт отмечает большие различия в их поведении в период обучения. Были такие, которые отказывались от всех пчел уже после того, как испробуют одну. Но нашлась жаба, которая каждый день, до самого конца опытов, глотала по одной пчеле. Однако ни одна не проглотила их во второй день больше, чем в первый. Пчелы поедались в убывающем количестве до тех пор, пока жабы не получали к ним такого отвращения, что не желали даже смотреть в их сторону и отступали, как только Котт помещал их перед ульем. Опыт длился семь дней. Он проводился на жабах, предварительно голодавших в течение семи дней: никакого корма, кроме пчел, им не давали.

 

 

 

%pages%