Ясно, что аппетит у них был велик, в чем Котт и убедился, дав им земляных червей. Некоторые поглощали до 32 червей за несколько минут. Следовательно, только характер добычи мешал им показать прожорливость, достойную порядочных жаб. Котт не смог глубоко изучить устойчивость следа, оставляемого в памяти этим горьким опытом. Но, во всяком случае, он сохраняется долее 24 часов.

jQuery Mobile Framework

Ясно, что аппетит у них был велик, в чем Котт и убедился, дав им земляных червей. Некоторые поглощали до 32 червей за несколько минут. Следовательно, только характер добычи мешал им показать прожорливость, достойную порядочных жаб. Котт не смог глубоко изучить устойчивость следа, оставляемого в памяти этим горьким опытом. Но, во всяком случае, он сохраняется долее 24 часов.

И все же я вынужден сделать некоторые оговорки в отношении опытов Котта. Алжирские и южноамериканские пчеловоды давно установили, что жабы одного, особо процветающего вида выбирают себе место для жилья под ульями. Нередко случается видеть, как они, с точностью механизма, поглощают огромные количества пчел.

Чтобы оградить пчел от этих прожорливых земноводных, практикам-пчеловодам приходится ставить ульи на высокие подставки. По правде говоря, я не знаю точно, о каких жабах идет речь, и никогда не слыхал о подобных случаях во Франции. Нет ничего невозможного в предположении, что известные виды жаб специализировались в поедании пчел,— ведь знаем же мы жаб, пристрастившихся к такому острому и неаппетитному блюду, как муравьи.

Период обучения, требующийся для того, чтобы распознавать несъедобную добычу, кажется, обязателен для всех. Отпугивающая защитная окраска, очевидно, не приводит в действие никаких врожденных механизмов. Но после первых неприятных попыток причиняющая огорчения добыча раз и навсегда отвергается. Маккензи, а затем Филипс наблюдали это явление на райских попугаях лори, которые сначала схватывают, а затем без видимых повреждений выпускают отпугивающих чешуекрылых. Так же обстоит дело и с птицами, у которых отвращение к насекомым — носителям пугающих признаков — отнюдь не является врожденным. Они, по словам Ллойда Моргана, неизменно, сначала хватают гусениц Hypocrita или божьих коровок, затем «пробуют» их и только после этого выпускают, в большинстве случаев, невредимыми. Однажды соприкоснувшись с пчелиным жалом, утята и цыплята ни за что не берут не только пчел, но и очень похожих на них мухEristalis.

Не нужно забывать, что возможно обучение и путем подражания родителям. Котт совершенно справедливо

 

 

 

%pages%