Мы живем в воздушном море, как рыбы в воде, и воздух заполняет не только наши легкие и другие полости нашего тела, но и вообще все открытые сосуды.

jQuery Mobile Framework

метную окраску (напр., хлор). Точно также и жидкости чаще бывают бесцветны, чем окрашены.

Газы не имеют собственной формы и не занимают определенного объема, оницеликом заполняют каждый сосуд, в котором их помещают. При этом они оказыва*рт на стенки сосуда некоторое давление, которое может быть больше или меньше. Это давление зависит от того, сколько газа находится в данном объеме; оно повышается с увеличением присутствующего количества. Всем хорошо известно, что накачивание велосипедной шины требует тем большего усилия, чем больше уже накачено в нее воздуха.

Мы живем в воздушном море, как рыбы в воде, и воздух заполняет не только наши легкие и другие полости нашего тела, но и вообще все открытые сосуды. Когда мы говорим о бутылке, что в ней „ ничего" нет, то мы разумеем под этим, что в ней нет ничего, кроме воздуха. Что действительно нечто заключается в „пустой" бутылке, это видно из того, что при погружении ее под воду отверстием вниз вода входит в нее лишь в незначительном количестве. Если же теперь перевернуть бутылку, то можно видеть, как воздух пузырьками поднимается в воде, и вместе с тем вода входит в бутылку. Отсюда нетрудно заключить, что воздух менее плотен, чем вода. Разница плотностей действительно очень значительная, так как воздух при обыкновенных условиях нашей атмосферы приблизительно в 800 раз менее плотен, чем вода, т.-е. один грамм воз-духа занимает объем 800 кубических сантиметров или Чь литра. Но так как объем воздуха в очень сильной степени зависит от давления, то и плотность воздуха (и вообще всех газов) очень сильно меняется с давлением.

Вильг. Оствальд. „Введение в изучение химии*, 1910.

Примечание. Давление газов часто называется их упру­ гостью, но необходимо иметь в виду, что упругость газов в этом смысле существенно разнится от упругости твердых и жидких тел. „Для твердых тел упругость есть свойство, заключающееся в способности воспринимать прежнюю геометрическую форму (сюда относится и объем), когда причины, вызвавшие изменение формы, перестают действовать; так, например, стальная пружина упруга. Для твердых тел существует, так называемый, предел упругости. Жидкости такого предела не обнаруживают: они абсолютно упруги, но, конечно, только по отношению к изменению объема. Эта упругость для газов вовсе не существует, что и понятно, так как газы не обладают ни формой, ни определенным объёмом, но просто занимают всякий предоставленный им объем. Газы производят давление, которое, к несчастью, также называется упругостью. Но эта упругость ничего общего не имеет с-упругостью твердых и жидких тел и с нею не может быть сравниваема". (О. Д. Хвольсон).— Сост.

 

 

 

%pages%