УДЕЛЬНЫЙ ВЕС. Архимед и корона *).

jQuery Mobile Framework

менный, предвидя, что новые усовершенствования будут достигнуты в искусстве измерения. Они знают, что геодезические приемы, несмотря на значительные усовершенствования, требуют еще многих улучшений, чтобы можно было достигнуть точности, господствующей уже теперь при изготовлении эталонов первого порядка. Поэтому они и не предлагают сохранить старое определение, при котором основной единицей оказывалась бы величина, постоянно изменяющаяся; с практической точки зрения это было бы крайне неудобьо. Да и с теоретической точки зрения можно усомниться, обеспечено ли здесь постоянство: ведь ничто не доказывает, что величина дуги меридиана не претерпевает чувствительных изменений с течением времени.

По всем этим соображениям пришлось в конце концов оставить мысль о поисках естественной единицы и примириться с тем, что приходится принимать за основную единицу произвольную и условную длину, имеющую, по общему соглашению, материальное изображение. Именно эта единица и была освящена французским законом 1903 г., гласящим: „Эталоном, или образцом, метрической системы служит международный метр, признанный Международной Комиссией Мер и Весов* 4.

Л. Пуанкаре. „Эволюция современной физики"

УДЕЛЬНЫЙ ВЕС. Архимед и корона *).

Когда Гиерон **), достигший царской власти, пожелал, в. благодарность за счастливые деяния, пожертвовать в какой-либо из храмов золотую корону, он повелел изготовить таковую и передал мастеру необходимый материал. В свое время тот принес изготовленную корону. Гиерон был доволен, и вес короны соответствовал, повидимому, количеству материала. Но позже стали доходить слухи, что мастер похитил некоторое количество золота, подменив его серебром. Гиерон, рассерженный обманом, которого притом не представлялось возможным обличить, просил Архимеда придумать способ обнаружить обман.

Занятый этим вопросом, Архимед пришел случайно в баню и, войдя в ванну, заметил, что вода вылилась через край из ванны в том количестве, в каком тело в нее погружалось. Сообразив причину явления, он не остался в ванне, а радостно из нее выскочил и нагой побежал домой, громким голосом заявляя, что нашел то, чего искал. Ибо на бегу он кричал по-гречески: „эврика, эврика!" (нашел, нашел).

 

 

 

%pages%