Обыкновенный термометр состоит из стеклянной трубки с тонким каналом, которая у одного конца расширяется в форме шарика (или цилиндра); шарик и часть трубки наполнены ртутью.

jQuery Mobile Framework

Если, войдя в комнату, я буду последовательно прикасаться к металлу, к дереву и к платьям, находящимся в этой комнате, то буду испытывать три различных ощущения. Если воздух в комнате теплый, то платья покажутся теплыми, дерево—теплее их, а металл—еще теплее. В холодном же воздухе наблюдается обратное: металл кажется холоднее других вещей. Между тем все эти вещи, производящие столь различные ощущения, имеют на самом деле одинаковую температуру—именно ту, которую имеет воздух комнаты.

Два путешественника встретились однажды на горе, когда один спускался с горы, а другой на нее поднимался; спускающийся путешественник сбрасывает с себя пальто и жалуется, что ему жарко, между тем как поднимающийся закутывается плотнее и жалуется, что ему холодно.

Наше тело находится в различном состоянии зимою и летом; день, который зимою кажется нам теплым, казался бы страшно холодным в летнее время:

Из этого следует, что на показаниях такого изменчивого инструмента, как наше чувство осязания, нельзя основать никаких научных сведений. Что же мы должны делать в виду этого? Мы не можем измерять температуру непосредственно, но мы весьма точно можем измерять действия, которые она производит.

Обыкновенный термометр состоит из стеклянной трубки с тонким каналом, которая у одного конца расширяется в форме шарика (или цилиндра); шарик и часть трубки наполнены ртутью. Самое обычное действие теплоты состоит в том, что прибавление ее заставляет тела расширяться, а ее отнятие заставляет их сжиматься. Окружим наш стеклянный шарик с трубкой тающим льдом, поместив их где-нибудь на уровне моря,—скажем, у берегов Англии: ртуть по мере ее охлаждения будет сжиматься, столбик ее в трубке будет укорачиваться и, наконец, когда рт>ть достигнет температуры тающего льда, положение вершины ртутного столбика сделается неизменным. Вы можете теперь отправиться из Англии к полюсу и там сделать тот же опыт, затем повторить его в жарком поясе—вы всегда найдете, что ртуть в вашей трубке, окруженная тающим льдом, останавливается у одной и той же точки во всех концах света. Это происходит вовсе не оттого, что ртуть больше не может сжаться и понизиться в трубке: если лед холоднее той температуры, при которой он тает, то ртутный столбик тотчас же понизится. Постоянство длины ртутного столба, окруженного тающим льдом, зависит просто от того, что лед тает (или вода начинает замерзать) при совершенно одинаковой температуре во всех странах мира.

Отметьте тщательно ту точку, где останавливается вершина ртутного столбика в тающем льде: это, так наз., „точка замерзания". Погрузите теперь тот же самый прибор в кипящую воду тоже на уровне моря на берегу Англии. Ртуть, расширяясь, будет подниматься в трубке до тех пор, пока температура ее не сравняется с температурой кипящей воды— тогда движение ртути в трубке остановится. Заметьте точку, у которой

 

 

 

%pages%