По мере погружения судна в воду, пробки всех винных и пивных бутылок втискивались внутрь горлышек (однако, не вполне), а все герметически закрытые помещения раздавливались.

jQuery Mobile Framework

шивали, действительно ли „Титаник" *) достиг дна океана, на глубине трех миль. Во время экспедиции „Челленджера" **), после морских похорон матросы направили депутацию осведомиться, упал ли на дно океана труп, брошенный с тяжелым грузом на ногах, или же он „достиг своего уровня" и будет парить там вечно. Другой вопрос состоял в том, на что похож будет труп, если он действительно достиг дна океана на глубине 4—5 миль.

Однажды живой кролик был спущен на привязи на глубину 500 футов. Вытащенное на поверхность, тело его оказалось мало измененным, кости целы, и только легкие были повреждены давлением. Точно также и человеческое тело на глубине 3.000 сажен мало изменяется в своем наружном виде.

„Титаник*, находясь в настоящее время на дне моря, вероятно также мало изменился в наружном виде: вдавились внутрь только те части его, корпуса, куда вода не успела проникнуть достаточно быстро чтобы уравнять давление снаружи и внутри. По мере погружения судна в воду, пробки всех винных и пивных бутылок втискивались внутрь горлышек (однако, не вполне), а все герметически закрытые помещения раздавливались.

Нет сомнения, что все, тонущее в стакане воды, должно пойти на дно и в самом глубоком океане. Это справедливо также и для всех веществ, сжимаемость которых больше, чем сжимаемость воды. Это доказывается, между прочим, тем, что все дно океана покрыто нежными известковыми и кремневыми остатками организмов, живших прежде близ поверхности воды.

В марте 1873 г., во время экспедиции „Челленджера", было опущено на глубину 3.875 сажен два термометра: поднятые затем наверх, они оказались раздробленными сильным давлением. Тогда Бюкенеи [ученый, участник экспедиции) взял три стеклянные трубки различных размеров, запаял их с обоих концов, завернул в холст и поместил в медный цилиндр, снабженный на обоих концах отверстиями для свободного пропуска воды. Цилиндр был спущен на глубину 2.800 сажен; когда же его вновь извлекли оттуда, то оказалось, что холст наполнен снегообразной массой: это было раздробленное стекло. Две широких стеклянных трубки были раздавлены; третья же, узкая, уцелела.

Опыт этот был повторен затем с одной запаянной стеклянной трубкой, опущенной в медном цилиндре на глубину 3.000 сажень. Цилиндр, оказался сплющенным, а трубка—превращенной в порошок. Повидимому, стеклянная трубка до известной глубины противостояла оказываемому

 

 

 

%pages%