Давление воздуха, как и давление в жидкости, направлено не только сверху вниз: оно распространяется по всем направлениям, давя на поверхность тел, с .которыми воздух приходит в соприкосновение.

jQuery Mobile Framework

После этого стало очевидно, что если в насосах природа боится пустоты только до высоты 32 футов, ее страх перед пустотой в трубках с ртутью не превосходит высоты 0,76 метра. Подобное заключение настолько смехотворно, что заставляет усомниться в великой аксиоме: „поп datur vacuum in rerum natura" (в природе нет пустоты).

*

Давление воздуха, как и давление в жидкости, направлено не только сверху вниз: оно распространяется по всем направлениям, давя на поверхность тел, с .которыми воздух приходит в соприкосновение. Так, плавающий корабль поддерживается давлением окружающей воды снизу вверх и с боков. Следовательно, каждое находящееся в воздухе тело испытывает с его стороны давление в каждой точке своей поверхности, давление, равное весу водяного столба в 32 фута или ртутного высотою 0,76 метра. Вычислено, что тело человека среднего роста испытывает давление около 16 тысяч килограммов (1000 пудов).

Этот подсчет может показаться невероятным: казалось бы, столь значительное давление должно заметно стеснять наши движения, даже совершенно их не допускать; но научные выводы нельзя отбрасывать лишь потому, что они поражают нас своей неожиданностью; их необходимо обсудить, не спеша, вникнув в них поглубже.

Рассмотрим другое, сходное явление, еще более удивительное: в морях водятся рыбы, которых вылавливают из глубины двух-трех тысяч футов. Эти рыбы выносят, следовательно, давление столба воды высотой в 2—3 тысячи футов, т.-е. вес в 80 раз больший, чем вес атмосферного столба,—однако, они не раздавливаются этим тяжелым грузом. Они живы, и движутся с большой легкостью. Все это перестанет казаться чудом, если вспомним, что внутренние полости рыб, о которых мы говорим, наполнены и ткани их пропитаны жидкостями, которые в силу своей непроницаемости противостоят давлению внешней воды. Ткани животных под действием этого громадного давления страдают поэтому не больше, чем тонкая скорлупа, опущенная на ту же глубину. Легкость же движения объясняется тем, что тело рыбы испытывает одинаковое давление со всех сторон,—сверху вниз и снизу вверх, слева направо и справа налево; будучи равными, эти давления уравновешивают, уничтожают друг друга,—рыба движется, как и близ поверхности воды.

Точно так же и полости нашего тела, даже кости наполнены либо жидкостями, которые, благодаря своей несжимаемости, способны выдержать любое давление, либо же воздухом, давление которого уравновешивает наружное,—и вы не ощущаете гнета атмосферного давления. Наши движения ничем не стеснены, так как каждая точка нашего тела испытывает равные давления со всех сторон. Мы были бы раздавлены, если бы внезапно исчез внутренний воздух; мы погибли бы и в том случае, если бы внезапно были перенесены в пустоту, освободившись таким образом от наружного давления. В последнем случае воздух, нахо-

 

 

 

%pages%