Температура подземелий.

jQuery Mobile Framework

накопление теплоты. Берем два шара одинаковых размеров, покрытых сплошь белой бумагой; один из них медный, другой— деревянный. Держим каждый из них над пламенем спиртовой лампы, и вскоре замечаем действие теплоты. Тепловое движение сообщается, конечно, обоим шарам,—но в медном оно быстро распространяется по всей массе от места непосредственного действия пламени; в деревянном же такого быстрого распространения нет—здесь теплота сосредоточивается в той части шара, на которую действует пламя. И действительно: на деревянном шаре бумага в месте действия пламени совершенно обуглена; на медном же бумага не только не обуглена, но даже увлажнена на своей обратной стороне водяными парами, выделяемыми пламенем.

Джон Тиндаль. „Те/иота, как род движения", 1880.

Температура подземелий.

Погреба Парижской Обсерватории, вырытые под ее зданием, имеют глубину 28 метров; до этой же глубины опущен фундамент Обсерватории И уже более двух столетий здесь ведутся наблюдения над состоянием термометра. Последний показывает постоянно 1Г,7 по Цельсию.

В 1671 году 24 сентября установлен был в первый раз в подземельи Обсерватории термометр и оставлен там на известное время. На следую щий день, 25 сентября, произвели тщательное наблюдение над высотою ртути в нем. В течение следующих месяцев октября и ноября наблюдатели многократно спускались в подземелье и всякий раз находили, что термометр показывал ту же самую температуру. Этот термометр был устроен аббатом Мариоттом. Таковы самые старые наблюдения над температурою погребов Обсерватории. Постоянство этой температуры тотчас же было принято, как проверенный опытом факт. Лагир, в конце семнадцатого века, взял эту температуру за одну из постоянных точек своего термометра и отметил ее цифрой 48 на своей тепловой скале Реомюре, в мемуаре, напечатанном в 1730 году, дал в первый раз определение этой температуры в градусах термометров, допускающих сравнение с другими.

В 1783 г. Лавуазье лично устроил новый термометр, которы был установлен в Обсерватории. Этот термометр Лавуазье, служащий образцовым инструментом погребов Обсерватории, был помещен на отдельном столбе перед прежним столом для термометров.

С 1783 года по 1817-й этот термометр повысился до 12°,806 сотен, ной шкалы. По этому поводу Араго задался вопросом—не произошло ли это незначительное повышение от свойств самого прибора? Чтобы проверить эту догадку, он попросил Гей-Люссака устроить собственноручно новый термометр. Этот ученый физик согласился на просьбу Араго и с величайшею точностью произвел деление на градусы новаго прибора,

 

 

 

%pages%