Но это—знакомый нам закон Бойля; мы видим, что он весьма просто вытекает из нашей гипотезы [кинетической теории газов].

jQuery Mobile Framework

ящика (длина, ширина, вышина) стал вдвое меньше, чем прежде. Объем ящика уменьшится от этого в восемь раз. Посмотрим, что станется с давлением газа на 1 кв. сант. какой-нибудь стенки.

Ясно, что частицы сблизились между собою вдвое, т.-е. средняя величина расстояния между двумя ближайшими частицами уменьшилась наполовину. Расстояние крайних частиц от [противоположных] стенок средним числом стало также вдвое меньше. Отсюда два следствия.

Во-первых, число частиц, ударяющихся в каждый кв. сантиметр стенки сделалось вчетверо больше прежнего (то же число ударяющихся частиц' сосредоточено теперь на площади вчетверо меньшей *).

Далее, столкновения частиц между собою и со стенками ящика будут случаться вдвое чаще; каждая частица в данное время (напр., в 1 секунду) будет претерпевать двойное против прежнего число толчков и двойное число ударов о стенку.

Отсюда не трудно понять, что произойдет с давлением газа при новых условиях. С одной стороны, число частиц, ударяющихся в одну секунду в данную площадь, сделалось вчетверо больше; с другой стороны, удары каждой отдельной частицы повторяются вдвое чаще. Давление, т.-е. сумма толчков на данную площадь в 1 секунду, увеличится в восемь раз. Оно возросло в таком же отношении, в каком уменьшился объем газа. Мы произвольно взяли число 8; при всяком ином сжатии вывод остался бы верен.

Но это—знакомый нам закон Бойля; мы видим, что он весьма просто вытекает из нашей гипотезы [кинетической теории газов].

Рассуждая о том, как должно измениться давление, когда изменим объем газа, мы делали два допущения, которые не могут быть вполне справедливы. Мы, во-первых, считали частицы газа как бы точками, вовсе не имеющими размеров. На самом деле это— тела, хотя и малые. Только v считая их за точки, мы были вправе сказать, что при восьмикратном уменьшении объема расстояние двух частиц уменьшилось вдвое, при 1900-кратном— вдесятеро. Если бы это было вполне верно, мы могли сжимать газ сколько угодно, все-таки среднее расстояние между двумя ближайшими частицами не дошло • бы до нуля. Hq как скоро частицы газа суть тела, мы можем представить их себе сдвинутыми до того, что они касаются друг, друга и далее сдвигаться не могут, по непроницаемости.

Итак, на самом деле расстояние двух частиц обращается в нуль не при бесконечно - большом сжатии газа, а рацее. Отсюда ясно, что это расстояние уменьшается быстрее, чем мы предполагали: при восьмикратном сжатии оно будет -меньше , чем половина прежнего, при 1000-кратном меньше, чем Vio.

Но от расстояния двух частиц зависит, как мы видели, число ударов о стенку, т.-е. давление. Если расстояние частиц убывает быстрее,

 

 

 

%pages%